Powtórzmy jeszcze raz to, co żyje w nas

Недавно я писал, что мы участвуем в VIII Фестивале-конкурсе песни Анны Герман "Эвридика", в Минске, в Белгосфилармонии.

Таня взяла две награды: Специальная награда им. Ольги Ерофеенко-Поповской за лучшее исполнение песни на польском языке, а также Приглашение для участия в IV Полонийном фестивале польской песни в Ополе-2020. Поедем летом.

А вот песня, с которой выступали в гала-концерте: песня из репертуара Анны Герман "Шанс" (Марек Сарт - Кароль Корд)



Гала-концерт целиком: https://youtu.be/OGU1ZSe_vdU

Покроется небо пылинками звёзд

Мы решили выступить в неожиданной для себя роли кавер-исполнителей. Ну, не совсем уж новой – у Тани есть версия Арбенинского "Телеграфного блюза" Collapse )
и мой перевод Яромира Ногавицы "Прошласць"Collapse )
но теперь мы ввязались в

и приготовили две песни на польском языке. В субботу отборочный тур. Будем петь и играть.

Paradisus amissus

И снова дождь, и снова холода,
И серо-беспросветная вода
Смывает краски с мокрых камениц.
Вечерний иней, утренний туман,
И прячет бог рассеяно в карман
Расцвеченные поздним солнцем дни,

И вновь продрогший коврик у дверей.
Тоскливых непрогретых батарей
Не хочется касаться лишний раз –
Имбирь и мёд, и чайник на плиту.
Колючих капель дробный перестук,
Обрывки барабанных мокрых фраз,

Раскрытый зонт, "Ну ладно, я пойду".
Гниёт опад под яблоней в саду,
Листва слетает с черепичных крыш.
Разложены на стульях свитера,
Отложен (но пребудет с нами!) рай
На две лишь сотни суток. Только лишь.

* * *


Там, где колкое солнце пострижено налысо,
Где красуется баннер «Гренландия либре!»,
Громыхающий флот адмирала Канариса
Лупит в небо из главных калибров.

Там танкисты, усердно орудуя швабрами,
Моют танки, загнавши их в воду по шею;
На погибель врагам ПВОшники храбрые
Грозно прячут ракеты в траншее.

Пролетающий спутник снимает презрительно
Корабли, и ракеты, и чистые танки...
Маршируют бойцы, аплодируют зрители,
И грохочет «Прощанье славянки».

Как один человек может угробить замечательный концерт...

...или Почему концерты в больших залах пугают меня.

В минувшие выходные мы съездили в Белосток. Фестиваль Inny Wymiar / Wschód Kultury, концерт в Опере и Филармонии Подляской, где в первом отделении ямайская регги-команда Twinkle Brothers совместно с польской гуральской бандой Trebunie Tutki, второе отделение - обожаемые и неподражаемые Afro Celt Sound System.
Регги как регги, Афрокельты - боги, конечно, виртуозы и вообще невероятные по энергии. Но:
В первом отделении, с первых аккордов стало понятно, что будет ужас. Бас вжимал в сиденья, был такой инфразвук, что нот не разобрать. Барабаны и вокал, да и всё остальное, тоже вызвучены так, что физически больно ушам. Ни о какой музыке речь не шла, всё валилось в кашу, когда вышли гуральцы с акустическими инструментами - каши и хаоса стало больше. Час продолжался этот ужас, потом 20 минут перерыва. В перерыве в коридоре я услышал, как сотрудница выговаривала звукарю: "Oczywiście powinno być głośno, ale nie tak zagłośno!" (Конечно, должно быть громко, но не настолько громко!) У меня появилась надежда.
Во втором отделении вышли Афрокельты. Идеальный звук, отличный аппарат, каждый инструмент вызвучен, всё слышно. Прошло две песни. На середине третьей звукарь начинает добавлять. Голос вокалистки становится плоским, скрипка разваливается. Потом соло на бойране и на барабане дхол, вроде потише, лепота, можно отдохнуть. На четвёртой басы дают инфразвук, всё ревёт и сваливается в привычную кашу, приправленную искажениями, концерт загублен безнадёжно.

В начале лета мы были на концерте закрытия сезона в Гродненской филармонии. Новый, только что открытый зал. Всё чинно, оркестр Мягкова, хороший аппарат, начинают играть, красота, музыка. На третьей песне музыка разваливается в кашу, звук бьёт по ушам (не так, как в Белостоке, не до физической боли, спасибо на этом), из-за искажений кажется, что вокалисты лажают, хоть это и не так. Удовольствие испорчено.

Почему большинство звукорежиссёров - больные люди? (Не все - есть же адекватные звукари, которые, к примеру, делают звук нам в КЗ Гродненского Центра культуры). Или же у них ущербные пульты - с одним лишь ползунком "мастер", который движется только вверх. В больших залах, на уличных мероприятиях... Почему так? Мы с Таней ходим на концерты слушать музыку. Музыку можно услышать всё реже, кашу слушать мы не хотим, медленно, но верно глохнуть - тоже. Что не так, ребята? В больших залах, на улице (да хотя бы на площади Ленина во время городских празднеств), всюду зашкал и каша. Я искренне недоумеваю, объясните мне, кто в теме.

P.S. Вот они, чудесные Afro Celt Sound System.

Наши юбиляры

– Полувековой юбилей празднует сегодня инженер высшей категории, разработчик программ для электронно-вычислительных машин, самодеятельный поэт и музыкант Павел Иванович Соловьёв. Уважаемые ведущие, поставьте, пожалуйста, для Павла Ивановича хорошую песню.

– С удовольствием выполняем вышу просьбу. Для юбиляра и для всех наших слушателей звучит песня Татьяны Соловьёвой на стихи Лейба Найдуса в переводе с идиш Исроэла Некрасова "Венецианские мотивы". Партию калимбы и мелодиона исполняет Павел Соловьёв.

Radio live

15 июня мы записались для передачи Алины Страшкевич «Территория звука» на Национальном радио, Минск. Вот десяток песенок оттуда. Нет в мире совершенства, каждая с первого-второго дубля, живьём.

Ізноў Шатраўскі

Ну вось, у Менску заўтра творчы вечар Кшыштафа Шатраўскага, якога мы з Таццянай перакладалі на беларускую мову. Мы паедзем, каб прачытаць некалькі нашых перакладаў.



Вось яшчэ адзін пераклад:
Прадавец імёнаў

запісваю імёны на пяску
рухаюся крокамі сляпога
аднак бачу далёка і ясна
рынак быццам палае ў сонцы
сцены горада ўзносяцца гордым кардонам
і няхай так будзе заўсёдыCollapse )

Video2text

Вот как же я хочу сервис, который превращает видео в стиле "говорящая голова" в текст и тем самым экономит мне кучу времени и позволяет ознакомиться с тем, что в случае видео я просто закрою и забуду.
Может есть уже такой?

Kiedy czas się kończy

Для многоязычной и мультикультурной презентации одного стиха и его переводов мы с Таней перевели стих Кшиштофа Шатравского:

Калі канчаецца час

матылі чорна-белыя крылы складаюць
мы выходзім, пытанне – адказ
ніякіх планаў на вечар
не забудзься пра кветкі
і дай сабаку паесцi, ён не церпіць сядзець ў адзіноце
дзверы, замок
светлая заслона

а цішыня такая над намі, што чуеш, як кропля
сцякае па шклу, і нічога ўжо быць не павінна
больш чым было
і прастора яшчэ велізарней, чым зразумець могуць птушкі
крыл іх флатэра тоне ў блакіце
нават сумневам
дых захапляе

Это была шестая тетрадь из серии "Trilinguis", и, кроме белорусского, стих переведён на русский, итальянский, иврит, казахский, китайский и сербский:



Оригинал ниже Collapse )